• Скачайте мобильное приложение — теперь с Apple Pay!
  • Спасение детей в вашем телефоне
  • Помочь так же просто, как позвонить
Жизнь. Продолжение следует
25.05.2018
Все желания исполняются, просто не всегда у тебя
Все желания исполняются, просто не всегда у тебя
Жизнь. Продолжение следует
18.05.2018
Сердце матери:<br/>
каждая слеза <br/>
меняет мир
Сердце матери:
каждая слеза
меняет мир
Жизнь. Продолжение следует
11.05.2018
Жить в любом <br/>
состоянии – другого <br/>
секрета нет
Жить в любом
состоянии – другого
секрета нет
Жизнь. Продолжение следует
7.05.2018
Соня Кондратьева <br/>как причина доброты
Соня Кондратьева
как причина доброты
Яндекс.Метрика
За 21 год — 11,558 млрд руб. В 2018 году — 623 903 750 руб.
16.05.2018

У Руслана Орлова есть лекарства



11 мая здесь на сайте, в «Коммерсанте» и в эфире ГТРК «Славия» мы рассказали историю полуторагодовалого Руслана Орлова из Новгородской области («Веселые картинки», Артем Костюковский). У мальчика острый лимфобластный лейкоз. После химиотерапии его вывели в частичную ремиссию. Для предотвращения рецидива и осложнений Руслану требуются мощные дорогие лекарства. Рады сообщить: вся необходимая сумма (1 761 172 руб.) собрана. Родители Руслана благодарят всех за помощь. Примите и нашу признательность, дорогие друзья.


11.05.2018

Веселые картинки

Полуторагодовалого мальчика спасут дорогие лекарства

 

Руслану сделали пункцию костного мозга и обнаружили
большое количество бластов – раковых клеток
 
У Руслана Орлова из Боровичей Новгородской области острый лимфобластный лейкоз. Сейчас мальчик проходит лечение в петербургском НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии имени Р.М. Горбачевой. Ему жизненно необходимы противоинфекционные и противоопухолевые препараты, они очень дорогие и не покрываются государственной квотой. Родители Руслана без нашей помощи не справятся.

Как помочь

Анастасия, мама Руслана, листает на экране телефона фотографии сына. А Руслан сидит у нее на руках и внимательно смотрит на самого себя.

Вот он в больнице в Петербурге – печальный, испуганный, глядит исподлобья. Вот он в съемной петербургской квартире – отец держит его на руках. Это грустные картинки. Но если еще отмотать время назад, картинки станут веселыми. Вот Руслан у себя дома в Боровичах, еще до болезни, c игрушкой в руках. Вот он в младенческой кроватке. Спит, безмятежный и доверчивый. Руслан вглядывается в фотографию и начинает хохотать. Что его развеселило, можно лишь догадываться, сам он сказать не может, не умеет еще. Простые слова вроде «мама» и «папа» уже говорит, а другие пока нет.

Фотографии сменяют друг друга, время движется в обратном направлении. И по выражению лица Анастасии можно понять: ей бы очень хотелось вернуться туда, где еще нет никакого лейкоза.

Анастасия родилась и выросла в Боровичах, ее муж Борис – в деревне неподалеку. Познакомили их общие друзья. Через год родился сын.

Никогда и ничем Руслан не болел, вспоминают родители, рос здоровым и смешливым. Но когда мальчику был год и четыре месяца, у него подскочила температура, а на ногах появились кровоизлияния – полопались капилляры. Перепуганные родители вызвали скорую и помчались с сыном в больницу. Врач, осмотрев Руслана, предположил, что причина болезни – либо воспаленное горло, либо режущиеся зубы. Посоветовал давать ребенку жаропонижающее. Лекарство подействовало, температура спала. На следующий день к Орловым заглянул педиатр, Руслана осматривать не стал, сказал лишь, что раз температуры нет, то все хорошо, а если поднимется вновь – опять вызывайте неотложку.

Спустя неделю все повторилось: температура, синяки. Руслан стал бледным и очень ослаб. Снова больница, сделали анализ крови – и выяснилось, что тромбоциты снижены, а лейкоциты повышены. Заподозрили самое плохое. И оно подтвердилось. Ребенка отправили в Петербург, в НИИ имени Р.М. Горбачевой, там сделали пункцию костного мозга и обнаружили большое количество бластов – раковых клеток. Поставили диагноз: острый лимфобластный лейкоз.

– Те дни совсем выпали из памяти, – говорит Анастасия. – Сначала я все надеялась, что это какая-то ошибка. Потом ревела несколько дней напролет. Совсем расклеилась. Хорошо, Борис меня смог растормошить, без него не знаю, что бы было. И он никогда не оставлял нас – и в Новгороде был с нами, а теперь и в Петербурге.

Химиотерапию начали делать не сразу: состояние Руслана к тому моменту было довольно тяжелым, сначала переливали кровь. После первого курса лечения удалось достичь частичной ремиссии – в костном мозге осталось небольшое количество бластов. А значит, химию нужно продолжать.

Лечить Руслана будут еще примерно полгода. Эти месяцы семья проведет в Петербурге. Борис сейчас усиленно ищет работу на новом месте – надо на что-то жить. «Город большой, надеюсь, что-то найдется», – немного растерянно говорит он.

А растерян он еще вот почему. К сожалению, одной химией не обойтись: помимо нее Руслану необходимы эффективные препараты – противоопухолевые и противоинфекционные. В этот период иммунитет очень слабый, и любая инфекция или грибок для ребенка смертельно опасны. Спасительные лекарства стоят очень дорого и не покрываются госквотой на лечение. Таких денег родители Руслана отродясь не видели.

Мы не можем помочь Анастасии и Борису повернуть время вспять – к прежним счастливым дням. Но мы можем сделать так, чтобы черный период в их нынешней жизни закончился. Чтобы в телефоне у Анастасии появились портреты трехлетнего Руслана, пятилетнего, чтобы в первый раз в первый класс, чтобы выпускной вечер… В общем, чтобы картинки снова стали веселыми.

Артем Костюковский,
Санкт-Петербург
Фото Александра Астафъева

Заведующая отделением НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии имени Р.М. Горбачевой Олеся Паина (Санкт-Петербург): «У Руслана острый лимфобластный лейкоз. Полгода назад ребенок в тяжелом состоянии был госпитализирован в наше отделение, и ему сразу начали проводить химиотерапию. После первого курса удалось вывести Руслана в частичную ремиссию, но небольшое количество онкоклеток в костном мозге остается, это опасно. Для предотвращения рецидива и осложнений в ходе дальнейшего лечения мальчику необходимы мощные дорогие противоопухолевые и противоинфекционные препараты, которые не покрываются госквотой».


Стоимость лекарств 1 761 172 руб. Компания «Ингосстрах» внесет 500 000 руб. ООО «КЭФ» – еще 200 000 руб. Жертвователь, пожелавший остаться неназванным, внесет 100 000 руб. Телезрители ГТРК «Славия» собрали 27 298 руб. 1 051 941 руб. собрали читатели «Коммерсанта» и rusfond.ru.

Дорогие друзья! Если вы решили спасти Руслана Орлова, пусть вас не смущает цена спасения. Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято. Деньги можно перечислить в Русфонд или на банковский счет папы Руслана – Бориса Сергеевича Орлова. Все необходимые реквизиты есть в Русфонде.

Можно воспользоваться и нашей системой электронных платежей, сделав пожертвование с банковской карты или электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа. А владельцы айфонов и андроидов могут отправить пожертвование через мобильное приложение. Скачать его можно здесь.

Экспертная группа Русфонда


Как помочь

telegramm Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.  Подписаться



 

рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати