• Подарочные сертификаты Русфонда
  • вместо ненужного сувенира
  • Подари чудо спасения ребенка
Жизнь. Продолжение следует
13.02.2018
Судьба глуха, <br/>но говорит, что делать
Судьба глуха,
но говорит, что делать
Жизнь. Продолжение следует
26.01.2018
Единственный смысл жизни – ты сам
Единственный смысл жизни – ты сам
Яндекс.Метрика
За 21 год — 11,145 млрд руб. В 2018 году — 210 650 978 руб.
1.10.2016

Вику Афонину ждут в Москве
в октябре


30 сентября здесь на сайте, в «Коммерсанте» и в эфире ГТРК «Калуга» мы рассказали историю Вики Афониной («Подушка-подружка», Светлана Иванова) из Калужской области. У девочки вследствие тяжелой травмы головы и двух перенесенных операций нарушено мозговое кровообращение, образовался обширный костный дефект левой лобно-теменно-височной области. Вике необходимо сложное хирургическое лечение – закрытие дефекта имплантом, который смоделирован на компьютере. Рады сообщить: вся необходимая сумма (540 000 руб.) собрана. Марина, мама Вики, благодарит всех за помощь. Примите и нашу признательность, дорогие друзья.


30.09.2016

Подушка-подружка

Вику Афонину спасет срочная операция

 

Вика заново учится стоять,
держать предметы правой рукой, говорить.
Но пока получается очень медленно и неуклюже
 
Чтобы заснуть, маленькой Вике одной подушки мало. И нужно ей не две, не три, а целых двенадцать. Они защищают Вику от неловких движений и охраняют сон девочки, словно стены городской крепости. А самую любимую яркую подушку мама кладет Вике под голову. У девочки в результате тяжелой травмы головы нарушено кровообращение в головном мозге. Правая часть тела малоподвижна. Вике поможет сложная нейрохирургическая операция. Но государственные квоты на 2016 год уже закончились.

Беда случилась в марте этого года. Вике был год и три месяца, она становилась все более самостоятельной: училась ходить, говорить, есть ложкой мамины каши и супы. Любимой дочке папа привез из Москвы огромную коробку с конструктором.

– Зачем ей конструктор? – удивилась Марина, мама Вики. – Лучше бы куклу купил, она же девочка.

– Девочки должны быть умными, – ответил папа.

Мама учила дочку строить домики, но больше всего Вика любила раскидывать разноцветные детали и смотреть, как они отскакивают от пола и разлетаются в разные стороны. Девочка заливалась смехом и прыгала от восторга на кровати, держась двумя руками за деревянную спинку.

– Вика, перестань баловаться, – сердилась мама, собирая детали конструктора в коробку.

Пара кубиков отлетела в дальний угол. Марина полезла их доставать. Она слышала, как скрипят пружины матраса, когда Вика подскакивает на кровати. А потом раздался глухой стук. И наступила тишина.

Вика неподвижно лежала на полу. Когда Марина взяла ее на руки, тело дочки обвисло, как у тряпичной куклы.

Скорую помощь вызвала соседка – в состоянии шока Марина не могла набрать телефонный номер.

Вику отвезли в центральную районную больницу города Кирова, сделали рентгеновский снимок головы и компьютерную томографию.

– Что с ней? – спросила мама врачей, которые осматривали Вику.

– Черепно-мозговая травма, – объяснил хирург, – в голове скопилась кровь, которая давит на мозг. Эту гематому необходимо срочно удалить. Но в нашей больнице такие операции детям никогда не делали. Поэтому мы вызвали нейрохирурга из калужской больницы.

Нейрохирург приехал ночью. Операция длилась больше часа и, по словам доктора, прошла успешно. Но на следующее утро у Вики подскочило давление, температура повысилась до сорока. Правая рука безжизненно лежала вдоль туловища. Марина провела пальцем по ладошке и испугалась – рука была словно ватная.

В районной больнице никто из врачей не мог объяснить, почему правая сторона у Вики обездвижена, и девочку на реанимобиле доставили в Калужскую областную детскую больницу.

У Вики начался отек мозга, и врачам снова пришлось делать трепанацию черепа. С левой стороны удалили височную и теменную кости и закрыли дефект кожным лоскутом.

Марина не сразу узнала дочь после операции. Голова малышки отекла и надулась, как шарик, над левым ухом был свежий шов в виде подковы, из которого торчали грубые нитки.

– Я просила у нее прощения и прошу до сих пор, – говорит Марина. – Хочется вернуться назад и не выпускать ее из рук. Но в прошлом уже ничего изменить нельзя. Зато можно изменить в будущем…

Через неделю Вика пошевелила пальчиком на правой руке, открыла глаза и заплакала.

– Везучая, – сказала потом Марине медсестра. – Если бы кровь попала в мозг, все могло бы закончиться очень плохо.

Вику выписали из больницы через два месяца. Конструктор убрали на шкаф, а кроватку обложили мягкими подушками. Перед сном мама бинтует Вике голову, чтобы среди ночи дочка случайно не задела больное место. Вика заново учится стоять, держать предметы правой рукой, говорить. Но пока получается очень медленно и неуклюже.

Московский нейрохирург сказал, что Вике нужна сложная операция по воссозданию костей черепа, чтобы восстановить функции мозга. Тогда Вика сможет ходить и двигаться, как раньше. Но провести операцию надо до двух лет.

Два года Вике исполнится уже через три месяца. А квоты на нейрохирургические операции на этот год уже закончились.

В больнице, где лежала Вика, по коридору бегали дети с перевязанными головами, играли в военный госпиталь. Один мальчик подошел к Викиной маме и спросил:

– Ее тоже в голову ранили? Она умеет ходить?

– Нет, – ответила Марина, – у нее правая ножка не двигается.

– Жалко, – сказал мальчик, – а то нам одного бойца не хватает… Да вы не плачьте, ее обязательно вылечат. Тогда мы всех победим!

Светлана Иванова,
Калужская область
Фото Надежды Храмовой


Руководитель Центра челюстно-лицевой хирургии Виталий Рогинский (Москва): «У Вики последствия тяжелой черепно-мозговой травмы: обширный костный дефект в левой лобно-теменно-височной области, слабый мышечный тонус справа. В марте этого года девочка упала и ударилась головой. В больнице по месту жительства ей провели трепанацию черепа, удалили обширную гематому с правой стороны. В апреле у Вики случился рецидив, ее прооперировали повторно – удалили гематому слева. Операция прошла успешно, но затем в области шва началось истечение цереброспинальной жидкости, обеспечивающей питание головного мозга. У Вики нарушено мозговое кровообращение, есть дисфункция желудочков мозга. Девочке необходимо хирургическое лечение. Мы закроем дефект с помощью индивидуального импланта, смоделированного на компьютере. Надеемся, в результате состояние Вики улучшится, она начнет активнее восстанавливаться после травмы».

Стоимость операции 540 000 руб. Телезрители ГТРК «Калуга» собрали 21 392 руб. Читатели «Коммерсанта» и rusfond.ruсобрали 847 460 руб.

Дорогие друзья! Если вы решили спасти Вику Афонину, пусть вас не смущает цена спасения. Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято. Деньги можно перечислить в Русфонд или на банковский счет мамы Вики – Марины Петровны Дорожкиной. Все необходимые реквизиты есть в Русфонде.

Можно воспользоваться и нашей системой электронных платежей, сделав пожертвование с банковской карты или электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа. А владельцы айфонов и андроидов могут отправить пожертвование через мобильное приложение. Скачать его можно здесь.

Экспертная группа Русфонда


Как помочь


 

рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати