• Скачайте приложение Русфонда
  • Для Android и iPhone
  • Помочь так же просто, как позвонить
Жизнь. Продолжение следует
20.10.2017
Врожденный порок <br/>как прирожденное <br/>счастье
Врожденный порок
как прирожденное
счастье
Жизнь. Продолжение следует
13.10.2017
В темноте жизни информация дает ощущение света
В темноте жизни информация дает ощущение света
Жизнь. Продолжение следует
6.10.2017
Если тебя видит<br>
аутист, значит, <br>
ты существуешь
Если тебя видит
аутист, значит,
ты существуешь
Русфонд в цифрах

5.10.2017
Арифметика<br/>Русфонда<br/><br/>
Арифметика
Русфонда

Яндекс.Метрика
За 21 год — 10,439 млрд руб. В 2017 году — 1 368 708 287 руб.
18.10.2017

Рустаму Хадуеву оплачена операция


13 октября здесь на сайте, в «Коммерсанте» и в эфире ГТРК «Красноярск» мы рассказали историю восьмимесячного Рустама Хадуева из Красноярска («Круговорот добра», Артем Костюковский). У малыша врожденный порок сердца – стеноз аортального клапана. Сразу после рождения клапан расширили баллоном, теперь мальчику нужна сложная операция: аортальный клапан будет заменен на его собственный легочный. Вместо легочного клапана имплантируют клапансодержащий кондуит. Рады сообщить: вся необходимая сумма (1 013 596 руб.) собрана. Родители Рустама благодарят всех за помощь. Примите и нашу признательность, дорогие друзья.


13.10.2017

Круговорот добра

Восьмимесячного мальчика спасет операция

 

Первый раз Рустама прооперировали
на пятый день жизни. Теперь нужна еще одна
операция на сердце, дорогая и сложная
 
У Рустама Хадуева из Красноярска врожденный порок сердца – сужение аорты и аортального клапана. Спасти может операция, которую готовы провести врачи Томского НИИ кардиологии. Ребенку заменят аортальный клапан на его собственный легочный, а вместо легочного установят специальный протез. Но денег на эту операцию у родителей Рустама нет, а государство ее не оплачивает.

Как помочь

Эта история еще не закончена, но уже сейчас понятно, что она о круговороте добра. Дело в том, что о Русфонде Тамара и Руслан Хадуевы хорошо знали задолго до того, как им самим пришлось обратиться за помощью.

– Мы часто видели по телевизору сюжеты о больных детях: объявлен сбор денег, отправьте слово «Добро» на короткий номер 5541, – вспоминает Руслан. – Очень было жаль и детей, и их родителей. Лечение такое дорогое. И мы с женой каждый раз хватались за телефоны, отправляли эсэмэски по нескольку раз. Помню, когда купили телефон Тимуру, нашему старшему сыну, он во время одного из этих сюжетов закричал: «Я тоже хочу помогать!» – и отправил эсэмэску.

– А я ведь каждый раз думала: что, если и нам понадобится помощь? – признается Тамара. – Не знаю почему. Может быть, предчувствие было? Наш старший никогда не болел. В общем, я гнала эту мысль. Говорила себе: да что это я, с чего вдруг, ничего с нами не случится.

Но случилось. В прошлом году Тамара и Руслан узнали, что у них будет долгожданный второй ребенок. На двадцатой неделе УЗИ показало, что у малыша врожденный порок сердца – сужение аорты и аортального клапана. Врачи провели консилиум и решили, что младенца надо прооперировать сразу после рождения. Но в Красноярске новорожденных не оперируют, и Тамару отправили рожать в одну из соседних сибирских клиник.

– Когда узнала про диагноз, почти каждый день ходила в церковь и молила Бога, чтобы мой ребенок выжил, – говорит Тамара. – Я верила: ему врачи помогут, потому что сегодня медицина на высоком уровне. У меня и мысли не было не рожать, даже в минуты отчаяния.

Минут таких было немало. Тамара постоянно ходила не только в церковь, но и на УЗИ, обращалась к разным специалистам, и некоторые говорили, что ребенок может не дожить до родов.

А еще на УЗИ никак не могли определить пол ребенка. То говорили, что девочка, то – что мальчик. На последнем обследовании, за неделю до родов сказали: «Кажется, все-таки девочка».

Рустам – имя придумал старший брат – родился 29 января, в день рождения своего папы Руслана. Тот утверждает, что с самого начала почему-то был убежден, что так и будет. Диагноз подтвердился: сужение аортального клапана. На пятый день жизни Рустаму сделали операцию – клапан расширили баллоном. И сказали, что когда Рустам подрастет, понадобится еще операция.

Тамара с сыном вернулись домой. Оформили инвалидность, каждый месяц делали УЗИ. До лета состояние Рустама было относительно стабильным. А в июле обследование показало, что аортальный клапан снова сужается. Хадуевы бросились к врачам, и те их огорошили: простая операция уже не поможет. Нужно делать очень сложную – так называемую операцию Росса. Аортальный клапан мальчика заменят на его собственный легочный. А вместо легочного установят специальный протез – клапансодержащий кондуит.

Красноярские врачи сразу же связались с коллегами из Томского НИИ кардиологии, где накоплен большой опыт именно таких операций, отправили туда документы Рустама. Томичи согласились принять мальчика.

Рустам – обычный восьмимесячный ребенок, только весит меньше сверстников. Быстро устает. Наползавшись и наигравшись, бледнеет. И немедленно засыпает. Спит он каждые два-три часа.

Установка протеза клапана не покрывается государственной квотой, а стоимость операции превышает миллион рублей. Тамара и Руслан оказались в роли тех родителей из телесюжетов «Первого канала», которых когда-то так жалели и которым помогали. У Хадуевых тоже нет денег, чтобы спасти своего ребенка. Теперь помочь им можем мы. И обязательно сделаем это, верно?

Артем Костюковский,
Красноярский край
Фото Надежды Храмовой


Детский кардиолог НИИ кардиологии кандидат медицинских наук Виктория Савченко (Томск): «У Рустама врожденный порок сердца – стеноз аортального клапана. Сразу после рождения клапан расширили баллоном, что позволило ребенку выжить. В настоящее время отмечается выраженная недостаточность аортального клапана. Анатомия порока и возраст мальчика не позволяют протезировать поврежденный клапан, поэтому ребенку показано проведение операции Росса: аортальный клапан будет заменен на его собственный легочный. Вместо легочного клапана имплантируем клапансодержащий кондуит Contegra. Это позволит нормализовать кровообращение, избежать постоянного приема сильных препаратов, значительно улучшить состояние ребенка и даст ему нормально развиваться».

Стоимость операции 1 013 596 руб. 341 000 руб. внес Игорь Юрьевич Чайка. Телезрители ГТРК «Красноярск» собрали собрали 65 710 руб.766 873 руб. собрали читатели «Коммерсанта» и rusfond.ru.

Дорогие друзья! Если вы решили спасти Рустама Хадуева, пусть вас не смущает цена спасения. Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято. Деньги можно перечислить в Русфонд или на банковский счет мамы Рустама – Тамары Валерьевны Хадуевой. Все необходимые реквизиты есть в Русфонде.

Можно воспользоваться и нашей системой электронных платежей, сделав пожертвование с банковской карты или электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа. А владельцы айфонов и андроидов могут отправить пожертвование через мобильное приложение. Скачать его можно здесь.

Экспертная группа Русфонда


Как помочь

telegramm Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.  Подписаться



 

рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати