• Новогодняя акция Русфонда
  • «Благотворительность вместо новогодних сувениров»
  • Приглашаем компании к участию!
Жизнь. Продолжение следует
9.11.2018
Болезнь,<br/>
несчастье, любовь<br/>
и новые сапожки
Болезнь,
несчастье, любовь
и новые сапожки
Жизнь. Продолжение следует
2.11.2018
Молчание <br/>как
знак согласия<br/>
со Вселенной
Молчание
как знак согласия
со Вселенной
Яндекс.Метрика
За 22 года — 12,309 млрд руб. В 2018 году — 1 374 676 575 руб.
25.07.2012
История 57-я
Берлин, город нашей судьбы

Если на историю спасения Полины Москвитиной посмотреть со стороны, вроде бы ничего особенного: болела, обследовалась, прооперировали, спасли. Мало ли таких историй? Но, во-первых, болела очень уж тяжело, у нее был сложнейший порок сердца, по некоторым меркам безнадежный. Во-вторых, ей сделали не просто операцию, а операцию чудодейственную, не оставившую болезни ни одного шанса. Ну, а главное, мы смотрим на эту историю не со стороны – ведь это мы с вами помогли спасти Полину. А рассказывает нам об этом самый заинтересованный человек, папа Полины Илья МОСКВИТИН:

– Берлин. Впервые я прилетел сюда в канун последнего Рождества. С дочкой и с ожиданием рождественского чуда. Мы с Полиной прилетели на обследование в Немецком кардиоцентре. Чудо произошло. Изучив сердце Полины, врачи уверенно сказали, что у нее есть шанс жить со здоровым сердцем, без имплантов, без лекарств, без ограничений в образе жизни. Уже и это было чудом, хотя чуда настоящего предстояло ждать еще почти полгода.

А теперь по порядку.

Диагноз врожденный порок сердца был поставлен Полине больше четырех лет назад. Мы знали, что нам предстоит: операция с имплантацией искусственного клапана, каждые 5-10 лет – новые операции по замене клапанов. При этом надо подавлять иммунитет, избегать нагрузок и каждый день пить разжижители крови. Полина в будущем не сможет родить без риска для жизни. Да что там, каждый день может стать ее последним днем. Безо всяких признаков, без подготовки, внезапно. Все это нам сказали врачи перед её вторым днем рождения.



Четыре года мы жили в кошмарном страхе перед неизбежным. Каждые полгода проходили контрольное обследование. И каждое из них показывало ухудшение.

Нельзя болеть. Нельзя в детский сад. Нельзя пугаться и волноваться. Противопоказаны физические нагрузки.

В последнее время Полина стала заметно быстрее уставать и болеть, несмотря на все наши усилия. Появилась одышка.



Жена перерыла весь интернет в поисках решения. И оно было найдено. В результате мы и оказались в Немецком кардиоцентре.

В канун Рождества, с ожиданием чуда.

Обследование включало все мыслимые и немыслимые тесты, оно растянулось на два дня. На сбор средств нам дали полгода, иначе, сказали, последствия могут стать слишком серьёзными для радикальной коррекции.

У Полины в тот день выпал очередной молочный зуб. Мы открыли окно и выбросили его с балкона нашего номера в отеле прямо в зимний ласковый дождик, как монетку в фонтан – чтобы вернуться.

Полгода собирали деньги на операцию. Сумма для нас непосильная – как ипотека. Только кредит на такое не дают. Нам помогали коллеги, друзья, друзья друзей, вся родня. Из 20 благотворительных организаций, куда мы обращались, одна обещала помочь частично, остальные отказали. Денег не хватало. И снова решение нашла жена, и снова в интернете. Она нашла там ваш Русфонд.

Пошла какая-то другая жизнь. К нам приехали корреспондент Валерий Панюшкин с фотографом Ольгой Лавренковой. Они говорили с нами, с Полиной, сделали, наверное, тысячу фотоснимков... Когда я читал статью, я плакал. Сколько читал, столько и плакал. И сейчас не могу читать без слёз. Это подлинная история о моём – моём! – ребёнке!



Сработало. Русфонд собрал нужную сумму в тот же день! На то, что нам всем миром не удалось за полгода, читателям Русфонда потребовалось около трех часов. Фонд Сулеймана Керимова перечислил огромную сумму, еще 150 человек откликнулись на призыв о помощи. Совершенно незнакомые люди перечисляли деньги на мой счет для лечения Полины. Моя к тому времени уже почти разрушенная вера в людей окрепла как камень.

Дальше были бюрократические формальности: документы, визы, оформление отпуска, бронь отеля, билеты…

Мы вернулись в Берлин, уже ставший городом нашей надежды. Прилетели заранее, за четыре дня до срока. За эти дни мы обошли все уже знакомые и любимые места и освоили новые маршруты, Конечно, несложные, посильные. С новыми впечатлениями пришли в клинику. Из клиники в отель я ушел один. Полина вышла оттуда через девять дней. Практически бегом, крепко обнимая мою руку. Во второй руке она держала огромное красное сердце, накаченное гелием.

Её собственное сердце уже работало как надо.

Только что, в июле, мы снова были в Берлине, ставшем уже городом нашей судьбы. Контрольное обследование показало, что все идет отлично. Нам теперь уже можно волноваться, но… не о чем.

Мы, конечно, все равно волнуемся и не видим в том ничего вредного.

Спасибо!

Мы в бесконечном долгу перед вами всеми.

На снимках: Полина, новая жизнь. На одном из снимков – с кардиологом Немецкого кардиоцентра Станиславом Овруцким.

Кому помочь
Сумма *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.


Кому помочь
Сумма *
Валюта *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати