• Спасение детей в вашем телефоне
  • Помочь так же просто, как позвонить
  • Cкачай приложение — помоги детям
Жизнь. Продолжение следует
18.01.2019
Неравнодушие<br/>
как иммунная<br/>
система
Неравнодушие
как иммунная
система
Катя Богунова и ее дети
16.01.2019
О чем Коля <br/>
Богунов мечтает<br/>
в новом году
О чем Коля
Богунов мечтает
в новом году
Яндекс.Метрика
За 22 года — 12,681 млрд руб. В 2019 году — 57 215 141 руб.
337 898 руб. — детям Москвы и Московской области
13.10.2018

Арсену Варданяну оплачен окклюдер для операции на сердце



26 сентября здесь на сайте и в эфире радио «Говорит Москва» мы рассказали историю шестилетнего Арсена Варданяна из Москвы («Сердце "коммуниста"», Светлана Иванова). У мальчика врожденный порок сердца – большой дефект межпредсердной перегородки. Сердце ребенка работает с серьезными перегрузками. Чтобы предотвратить опасные осложнения, Арсену требуется срочная операция. Ее проведут щадящим способом, дефект закроют специальным имплантом – окклюдером. Операция пройдет за счет госбюджета, но оплатить дорогой окклюдер мама мальчика не в силах. Рады сообщить: вся необходимая сумма (302 293 руб.) собрана. Ирина, мама Арсена, благодарит всех за помощь. Примите и нашу признательность, дорогие друзья.


26.09.2018

Сердце «коммуниста»

Шестилетнего Арсена Варданяна спасет срочная операция


У москвича Арсена врожденный порок сердца – дефект межпредсердной перегородки. Любые громкие звуки вызывают у мальчика сильные головные боли, а даже короткие прогулки – боли в ногах. Сейчас дефект можно закрыть с помощью специальной «заплатки»-окклюдера, без вскрытия грудной клетки. Только вот стоит окклюдер очень дорого, а у мамы Арсена нет таких денег. Она одна воспитывает двоих детей.

Как помочь

Своего сына Ирина в шутку называет «коммунистом». Почему – она и сама толком не знает. Говорит, что он очень правильный и справедливый. В свои шесть лет мальчик четко знает, что можно, а что нельзя. А если кто-то об этом забудет, Арсен обязательно напомнит.

– Здесь ходить нельзя, – строго говорит мне Арсен, когда мы идем по улице. – Видишь же, знак висит.

– Но так ведь в два раза короче, – возражаю я.

Арсен мотает головой. Делать нечего – приходится обходить. С «коммунистом» спорить бесполезно.

В детском садике воспитатели на него не нарадуются. Он всегда первый помощник, на него можно оставить группу детей, если надо отлучиться на пару минут.

– Сидите спокойно, смотрите на меня, – говорит товарищам Арсен. – Воспитательница скоро придет.

Ребята его слушаются – даже хулиганы.

А вот родная сестра, восьмилетняя Моника, называет его занудой.

– Какое тебе дело! – возмущается она. – Не хочу делать уроки – и не буду. Я только в школе могу читать и решать задачи, а дома – нет.

– А ты представь, что ты в школе, – находит выход Арсен, – и у тебя все получится.

Арсен ведет себя как глава семьи. Папа живет от них отдельно, поэтому обо всех членах семьи заботится шестилетний мальчик.

– Ты поела? – спрашивает он маму. – Давай я посуду помою.

В прошлом году у мамы разболелась спина, да так, что она две недели не могла встать с кровати. Соседка приходила готовить еду и кормить детей. Арсен все время сидел у кровати Ирины, бегал на кухню, грел воду и поил маму чаем.

А теперь заботится о Монике, которая на прошлой неделе сильно вывихнула ногу, – ей даже наложили гипс.

– Моника, тебе больно? – Арсен гладит ее по гипсу и сам чуть не плачет. – Давай я тебе песенку спою, и ножка пройдет.

Мальчик очень хорошо понимает, что такое боль.

Голова у него начала болеть в три года, а ноги еще раньше.

Поэтому Арсен все время просился на ручки, даже когда научился ходить.

Врачи не понимали, отчего это происходит, и ругали Ирину за то, что она балует сына.

– Это не я, – говорил мальчик. – Это ножки не хотят идти. Давай возьмем мне другие ножки, а эти выкинем.

В три года у Арсена выявили плоскостопие. «Делайте массаж, физиотерапию и носите ортопедическую обувь», – посоветовал врач из местной поликлиники.

После лечебных процедур ноги стали болеть меньше, но дойти до детского сада Арсен все равно не мог. Малыш потел и уставал.

– Мамочка, давай не пойдем сегодня в садик, – упрашивал Арсен, – будем весь день дома, нам же так хорошо вместе.

Однажды в лифте Арсен чуть не потерял сознание. На улице была страшная жара, ребенку стало плохо.

– Мы поднимались к себе домой на 21-й этаж, было очень душно, – вспоминает Ирина. – Арсен стоял весь мокрый, белый, как лист бумаги, стал сползать по стенке: «Мамочка, прощай, я умираю». Я чуть с ума не сошла, а лифт все едет и едет…

Ночью Арсен плохо спал, кричал во сне – ему снились кошмары. Наутро вся пижама была мокрая: ребенок сильно потел, Ирина три раза за ночь переодевала сына.

А в поликлинике все списали на жару. Никаких обследований сделать не предложили.

В прошлом году Ирина решила отдать Арсена в школу.

– В детском садике ему было скучно, – говорит Ирина, – он хотел учиться. Просил, чтобы Моника взяла его с собой на уроки. Даже буквы выучил, пока я болела.

Весной мама отвела Арсена в поликлинику на диспансеризацию, которую проходят все дошкольники. Мальчику впервые сделали эхокардиограмму, направили к кардиологу.

– А у вас врожденный порок сердца, – огорошил маму врач, – отверстие в межпредсердной перегородке размером 11,5 мм. Оно достаточно большое, само не зарастет. Не понимаю, почему раньше его никто не замечал?

В Морозовской городской детской клинической больнице (Москва) диагноз подтвердили, только уточнили, что размер дефекта составляет 16 мм.

– Нужна операция, – сказал кардиолог. – В перегородке, которая разделяет правое и левое предсердие, не заросло отверстие, через которое происходит сброс крови. Правые камеры сердца и легкие переполняются кровью, развивается сердечная недостаточность.

Врач сказал, что мальчик кричит по ночам из-за резкого сброса крови. После операции это пройдет, у Арсена появятся силы, перестанет болеть голова.

Арсену сделают операцию в щадящем режиме, не вскрывая грудную клетку, за госсчет. Нужно только купить окклюдер – специальный имплант, которым закроют дырочку в сердце.

В этом году Арсен в школу не пошел. Потому что у мамы нет денег, чтобы купить окклюдер. А без окклюдера сердце Арсена может не справиться с большими школьными нагрузками. Мальчик часто болеет и по-прежнему кричит по ночам.

– Знаешь, мамочка, – говорит Арсен, – хорошо, что у меня больное сердечко. Ведь если бы оно болело у кого-то из вас, то вам пришлось бы делать операцию. Это неправильно. А я мужчина. Я сильный, все выдержу. Только бы сердце не лопнуло.

Светлана Иванова,
Москва
Фото Сергея Величкина

Рентгенэндоваскулярный хирург Морозовской детской городской клинической больницы Манолис Пурсанов (Москва): «Арсену необходимо оперативно закрыть дефект межпредсердной перегородки. Это позволит предупредить развитие осложнений. Операция будет выполнена эндоваскулярно, без разреза грудной клетки, что позволит мальчику быстро восстановиться».


Стоимость окклюдера 302 293 руб. 108 538 руб. собрали слушатели радио «Говорит Москва». 232 013 руб. собрали наши читатели.

Дорогие друзья! Если вы решите помочь Арсену Варданяну, пусть вас не смущает цена спасения. Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято. Все необходимые реквизиты есть в Русфонде.

Можно воспользоваться и нашей системой электронных платежей, сделав пожертвование с банковской карты или электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа. А владельцы айфонов и андроидов могут отправить пожертвование через мобильное приложение. Скачать его можно здесь.

Экспертная группа Русфонда





Кому помочь
Сумма *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.


Кому помочь
Сумма *
Валюта *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати