• Новогодняя акция Русфонда
  • «Благотворительность вместо новогодних сувениров»
  • Приглашаем компании к участию!
Жизнь. Продолжение следует
9.11.2018
Болезнь,<br/>
несчастье, любовь<br/>
и новые сапожки
Болезнь,
несчастье, любовь
и новые сапожки
Жизнь. Продолжение следует
2.11.2018
Молчание <br/>как
знак согласия<br/>
со Вселенной
Молчание
как знак согласия
со Вселенной
Яндекс.Метрика
За 22 года — 12,309 млрд руб. В 2018 году — 1 374 676 575 руб.
25.10.2018

Русфонд.Право

Дошкольный вопрос

Семья из Удмуртии добивается нормальных условий обучения для своего сына в инвалидной коляске



Илья Рождественский,

корреспондент Русфонда


Иллюстрация: Родион Китаев

Семья из Удмуртии уже год добивается нормальных условий обучения для своего ребенка, передвигающегося в инвалидной коляске. Четырехлетний Ян нуждается в периодической катетеризации, однако директор детского сада отказывается исполнять врачебные рекомендации. Чиновники из регионального минздрава на жалобы не реагируют, а предлагают поставить мальчику постоянный катетер, даже не изучив его медицинские документы.

Проблемы с позвоночником у Яна начались сразу после рождения в 2014 году. Врачи удмуртской Первой республиканской больницы диагностировали у него спинномозговую грыжу, из-за чего передвигаться он может только на инвалидной коляске, а каждые три часа в дневное время ему требуется катетеризация мочевого пузыря. Сейчас ребенок ходит в детский сад, но остается там не на полный день, а только до обеда. Связано это с тем, что директор дошкольного учреждения отказалась исполнять врачебные рекомендации и проводить катетеризацию: по ее словам, дошкольное учреждение не медицинская организация, в которой был бы работник для подобных процедур.

«У Яна есть право на получение дошкольного образования, гарантированное ему Конституцией. Так же, как право на получение медицинской помощи, создание условий получения дошкольного и школьного образования. Скоро он пойдет в школу, и там непременно возникнут те же трудности. Без периодической катетеризации получение образования станет для него невозможным. Я работаю и не могу сама проводить ребенку катетеризацию», – говорится в заявлении, которое мать ребенка Анна М. направила в Федеральную службу по надзору в сфере здравоохранения (документ есть в распоряжении Русфонда). Анна ссылается на статью закона «Об образовании», в которой говорится про специальные условия обучения, «без которых невозможно или затруднено освоение образовательных программ обучающимися с ограниченными возможностями здоровья».

«Я неоднократно обращалась в министерство образования и науки Удмуртской республики и министерство здравоохранения Удмуртской республики с вопросом о том, кто и каким образом должен обеспечивать периодическую катетеризацию моему ребенку на период его нахождения в образовательной организации. Ни одного ответа по существу на свой вопрос я не получила», – подчеркивает Анна М. в разговоре с Русфондом. В этой связи она попросила Росздравнадзор разъяснить, кто и каким образом должен проводить катетеризацию ребенку. Переводить ребенка на домашнее обучение мать не намерена: для этого не только нет медицинских оснований, но и сам Ян очень общительный и хочет быть вместе со сверстниками.

У Анны М. богатая история взаимоотношений с чиновниками. Как рассказывает юрист детского правозащитного проекта «Патронус» Наталия Кудрявцева, которая помогает семье Яна, в течение последнего года Анна М. добивалась, чтобы ее ребенку был предоставлен ассистент. «Любой детский сад должен быть на 100% приспособлен для посещения инвалида-колясочника. При прохождении территориальной комиссии я задавала вопрос, есть ли территории Удмуртии хотя бы один такой садик, однако ни один специалист мне на этот вопрос не ответил. В случае если дошкольное учреждение не полностью оборудовано для пребывания колясочника, Ян без помощи ассистента не сможет там обучаться, что приведет к грубому нарушению его права на получение дошкольного образования», – писала Анна М. в федеральное Министерство образования и науки. В феврале 2017 года она вместе с ребенком прошла территориальную психолого-медико-педагогическую комиссию, которая постановила: Ян не нуждается в специальном сопровождении.

Дальше началась длинная череда жалоб, которые пришлось разослать буквально во все органы исполнительной власти (копии документов и ответов на них есть у Русфонда). Ни одно из ведомств не удовлетворило просьбу мамы. В ответе республиканской прокуратуры говорилось, что Яну установлена вторая степень ограничения способности к передвижению, а ассистент предусмотрен только для третьей. Вопрос решился с поступлением в специализированный детский сад для детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата, где работает медсестра, которая помогает детям. Катетер, впрочем, она установить не может: ей запретила это делать директор.

И чиновники предлагают Анне М. изменить катетеризацию с периодической на постоянную, хирургическим путем установив постоянный катетер. Причем в местном минздраве предложили так поступить, не осмотрев ребенка, не изучив его медицинские документы и рекомендации врачей. Именно после этого мама пожаловалась в Росздравнадзор, попросив заодно проверить региональное министерство в отношении нарушения права ребенка на качественную медпомощь.


Кому помочь
Сумма *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.


Кому помочь
Сумма *
Валюта *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати