• Новогодняя акция Русфонда
  • «Благотворительность вместо новогодних сувениров»
  • Приглашаем компании к участию!
ДЦП в большом городе
10.12.2018
О желании  <br/>
танцевать, несмотря <br/>
ни на что
О желании
танцевать, несмотря
ни на что
Жизнь. Продолжение следует
7.12.2018
Была бы цель,<br/>
а путь для нее<br/>
найдется
Была бы цель,
а путь для нее
найдется
Катя Богунова и ее дети
26.11.2018
Необычная история<br/>
про велосипед <br/>
для Коли
Необычная история
про велосипед
для Коли
Яндекс.Метрика
За 22 года — 12,398 млрд руб. В 2018 году — 1 464 181 212 руб.
16.11.2018

Русфонд.Регистр

Венец кроветворения

Что ждет трансплантацию костного мозга и регистры потенциальных доноров



Алексей Каменский,

корреспондент Русфонда


В Казани прошла всероссийская конференция с международным участием «Регистры доноров костного мозга: сегодня и завтра». Мы попросили ее участников рассказать, как выглядит завтра.


Людмила Бубнова, руководитель Республиканского центра иммунологического типирования тканей РосНИИГТ ФМБА:
– Количество доноров в российских регистрах будет расти. Но цифры, о которой часто говорят, – сколько человек должно быть в регистре – не существует. Почти невозможно подобрать полностью совместимого донора для каждого больного – всегда будут больные с уникальными фенотипами. Еще есть понятие надежности и доступности доноров. Например, в Бразилии за год типировали больше 230 тыс. потенциальных доноров, но потом большинство из них нельзя было разыскать. А если смотреть дальше в будущее – возможно, донорские клетки найдут применение при клеточной терапии различных заболеваний.

Юрий Иоффе, директор фонда «Карельский регистр неродственных доноров гемопоэтических стволовых клеток»:
– Трансплантация костного мозга будет нужна всегда. Механизм развития злокачественных заболеваний крови сложный, трудно представить лекарство, которое с ними справится. Важно вот что: клиник, где делают трансплантацию, не хватает, специалистов не хватает. В Германии 110 клиник, у нас – 17. Минздрав знает обо всех проблемах, но десятилетиями их не решает. А частные больницы у нас пересадку делать не имеют права. Надеюсь, появятся негосударственные трансплантационные центры с теми же правами, что у государственных.

Елена Кузьмич, руководитель поискового отдела Национального РДКМ:
– Для работы регистров очень важно ускорение поиска подходящего донора. Сейчас потенциального донора часто приходится дотипировать – проводить дополнительное исследование для уточнения данных, полученных при первоначальном типировании. Это замедляет процесс поиска. Переход на типирование в высоком разрешении уже при первоначальном обследовании донора позволяет ускорить поиск и сделать его более эффективным.

Мигран Назаретян, медицинский директор Армянского регистра доноров костного мозга:
– Если взглянуть за горизонт, можно разглядеть, что регистры потеряют актуальность – генная инженерия заменит донорство. А сейчас с неродственным донорством все больше конкурирует гаплоидентичное (пересадка костного мозга от родителей к детям и от детей к родителям). Потребности 10 млн армян всего мира обеспечивает Армянский регистр доноров костного мозга, больше 30 тыс. доноров. Раз в год в США проводится сбор средств – чаще всего жертвуют компании, принадлежащие армянам.

Ербол Мусин, руководитель Национального регистра доноров костного мозга (Казахстан):
– Лидерство в сфере трансплантации костного мозга принадлежит западным странам. Не надо изобретать велосипед. Нужно вступать в международный регистр WMDA и перенимать все, что в нем есть хорошего. Сейчас в российских регистрах нет четкой системы. Кто-то один должен все координировать. Государство, НКО – неважно; главное – договориться, а потом делать так, как сказано. С нашим регистром проще: все централизовано, мы в структуре службы крови, которая управляется государством. Но денег, чтобы сильно вырасти, нет, будем привлекать фонды.

Марчелло Скала, директор региональных продаж компании Omixon (Италия):
– Главный тренд в донорстве костного мозга – укрупнение. В Италии когда-то было 60 лабораторий, теперь все анализы для регистров делает одна. Сейчас мы используем метод NGS (секвенирование нового поколения), но лет через пять будет готова новая система, еще более быстрая и точная. В исследованиях главной статьей расходов становится софт – программное обеспечение для обработки данных. Реагенты и железо дешевеют.



Кому помочь
Сумма *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.


Кому помочь
Сумма *
Валюта *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати