• Скачайте приложение Русфонда
  • Для Android и iPhone
  • Помочь так же просто, как позвонить
Жизнь. Продолжение следует
8.09.2017
Все должно было закончиться 13 лет назад?
Все должно было закончиться 13 лет назад?
Помогаем помогать

5.09.2017
Итоги акции <br>«Дети вместо цветов»
Итоги акции
«Дети вместо цветов»
Катя Богунова
и ее дети
5.09.2017
Коля впервые <br>сел за парту
Коля впервые
сел за парту
Яндекс.Метрика
За 20 лет — 10,290 млрд руб. В 2017 году — 1 220 105 939 руб.
26.06.2013

Мародёры

Не мошенник. Но негодяй же!



Виктор Костюковский,
специальный корреспондент Русфонда

18 января в «Коммерсанте» и здесь на сайте мы опубликовали колонку Короткий номер мародера (Виктор Костюковский). В частности, речь шла о мошеннике, который под именем Дмитрия Кинчева, якобы москвича, открыл в социальной сети «В контакте» лжестраницу Русфонда. На ней полтора десятка наших подопечных – нуждающихся в лечении детей, с их историями и фотографиями, украденными с нашего сайта. Мошенник призывал присылать деньги на свои электронные кошельки.

И вот мы получили ответ из отделения полиции № 2 Самары. И теперь мы знаем, что никакой это не москвич Кинчев, а житель Самары.

Вот что пишут нам стражи порядка:



Давайте попробуем перевести все это на обычный язык. Итак, гражданин Д.С. Семагин с поддельного аккаунта создал в сети лжегруппу с целью собственного обогащения путем обмана доверчивых и сострадательных граждан, желающих пожертвовать деньги на спасение детей. Так? Так.

Какие-то переводы на свои реквизиты он получил, но назначение переводов там не указано, и установить это самое назначение невозможно. Так? Так.

Из всего этого следует, что он… не мошенник.

Так?

Честно говоря, мы вовсе не надеялись, что его вообще поймают за руку. А если и поймают – никак не рассчитывали, что наденут наручники и отправят за решетку. И мы вполне понимаем логику полицейских: он в самом деле только готовился обмануть и обогатиться, но не очень-то в этом преуспел, разве что самую малость, которую вдобавок и доказать-то нельзя.

Мы не только понимаем эту логику, но и принимаем ее. Мало того, мы благодарны полиции Самары: в кои веки такой человек (я пока выражаюсь осторожно) пойман с поличным, назван по фамилии и инициалам и даже по адресу!

А вот мошенником мы его назвать не можем. Статья о мошенничестве в Уголовном кодексе РФ есть, ее номер 159. Но ведь в данном случае нет состава преступления. И, стало быть, если мы назовем этого гражданина мошенником, то он вправе будет привлечь нас к ответственности за клевету.

Что ж, мы не будем нарушать закон. Не станем называть Семагина мошенником. Мы выразимся иначе. Если полиция написала нам всю правду (а мы и не сомневаемся в этом), то считаем себя вправе заявить: гражданин Семагин Д.С., проживающий в Самаре и находившийся в определенный промежуток времени по адресу проспект …, пытался обмануть нас и нажиться на беде больных детей и нашем с вами сострадании к ним. Он – мелкий жулик, мародер, негодяй и мерзавец.

Этих понятий в кодексе нет. Это оценочные понятия. Конечно, они оскорбительны. Может быть, он захочет написать заявление об оскорблении?
рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати