• Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram!
  • Первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли,
  • и о тех, кто нуждается в вашей помощи
Колонка «Ъ»
Архив, 2008
2.12.2016
Как мы вводили <br>электронные <br>платежи
Как мы вводили
электронные
платежи
Щедрый вторник
Русфонда
2.12.2016
Спасибо вам, <br>дорогие читатели <br>и телезрители
Спасибо вам,
дорогие читатели
и телезрители
Жизнь. Продолжение следует
1.12.2016
Эпилепсия <br>и приступы <br>любви
Эпилепсия
и приступы
любви
Щедрый вторник Русфонда
29.11.2016
<br/>А ты уже участвуешь?

А ты уже участвуешь?
Русфонд.Регистр

29.11.2016
Число доноров <br/>превысило <br/>60 тысяч
Число доноров
превысило
60 тысяч
Жизнь. Продолжение следует
25.11.2016
Недоразвитие <br/>как причина <br/>развития
Недоразвитие
как причина
развития
Жизнь. Продолжение следует
18.11.2016
Магия – это фокус, <br>чудо – это жизнь
Магия – это фокус,
чудо – это жизнь
Яндекс.Метрика
За 20 лет 8,895 млрд руб. В 2016 году — 1 431 929 143 руб.

Все, что можем, и даже больше



Дорогие друзья, в этом разделе сайта вы найдете наши постоянные программы помощи. Одни из них, например, «Русфонд.Позвоночник», появились еще двенадцать лет назад, другие можно называть новыми. Эти программы специализированы по различным диагнозам тяжелых детских болезней. Но все они объединены и построены по одному принципу. Формально звучит так: 1-1-1, или один диагноз - одна клиника - одна бухгалтерия. Скажем, если нужна помощь в оплате лечения сколиоза, то мы сотрудничаем с Новосибирским НИИ травматологии и ортопедии (НИИТО). Врачи этого федерального Центра патологии позвоночника обязуются поставлять фонду просьбы родителей больных детей на случай, если при сборе пожертвований на уже опубликованную просьбу читатели пришлют денег больше, чем требовалось по счету.

Сейчас я расскажу, в чем тут дело и откуда взялась такая схема.

Стартовав в 1996 году, мы благополучно развивались, публикуя письма пациентов самых разных клиник России.

Так продолжалось до 2002 года, когда мы впервые столкнулись с проблемой «излишков». Представьте себе такую историю. Вот напечатаем просьбу помочь малышу в клинике города N, нужны 150 тысяч рублей, а соберем 450 тысяч. Прежде такого не было, а в 2002–м началось. Это теперь мы знаем: если желающих помочь много, а периодичность печати свежих просьб нечастая, то излишки неизбежны. И вот спрашивается, куда в N-ской клинике пойдут те 300 тысяч? На ремонт клиники? Плохо, потому что читатель обидится. Он же давал деньги на лечение ребенка. Семье больного? Некорректно, читатель платил за операцию, а не «вообще». Вернутся к читателям? А что, самый честный вариант. Но для нас, для фонда, это полная катастрофа. Читатели нравственный поступок совершили, а мы им – пошли вон?! Они и уйдут. Навсегда.

Вот тогда и появилась эта схема 1-1-1. Мы в фонде понимаем, что у нее есть крупный недостаток – она серьезно сужает географию помощи. Но всем, к сожалению, не поможешь. А схема позволяет максимально полно, без остатка использовать ВСЕ читательские пожертвования строго адресно. И наши клиники-партнеры гарантированно снабжают фонд системными и полноценными отчетами о судьбе ВСЕХ полученных пожертвований. А мы публикуем эти отчеты на сайте и в газете «Коммерсантъ».

И последнее. Эти постоянные программы - не единственные в нашей работе. Вполне реальны публикации и просьб с другими диагнозами и в других клиниках, если эти просьбы - и клиники - впишутся в наши стандарты. Мы открыты и для новых программ помощи тяжелобольным детям.

Удачи!

Лев АМБИНДЕР,
руководитель Российского фонда помощи

рассказать друзьям:
?????????
Twitter
Одноклассники

comments powered by HyperComments версия для печати