• Скачайте мобильное приложение — теперь с Apple Pay!
  • Спасение детей в вашем телефоне
  • Помочь так же просто, как позвонить
Жизнь. Продолжение следует
17.08.2018
Любовь к себе –<br/>
это скелет человека
Любовь к себе –
это скелет человека
Жизнь. Продолжение следует
10.08.2018
Как Юра Карпов<br/>
сделал чудо<br/>
из слова «мама»
Как Юра Карпов
сделал чудо
из слова «мама»
Жизнь. Продолжение следует
27.07.2018
Как сердце Аслана<br>
справилось<br>
со словом «нет»
Как сердце Аслана
справилось
со словом «нет»
Яндекс.Метрика
За 21 год — 11,917 млрд руб. В 2018 году — 983 017 633 руб.
16.08.2018

Русфонд.Право

Брачные игры

Мать отстаивает интересы своей дочери-инвалида в суде



Ольга и Сергей дважды официально вступали в брак: первый раз – в 2001 году, второй – в 2010-м. В 2005-м у них родилась дочь Саша, к тому моменту они были уже в разводе, но жили в гражданском браке в квартире Сергея и его родителей в Братееве. В 2017 году пара снова расторгла брак, и с тех пор Сергей добивается выселения бывшей жены из этой квартиры, фактически это подразумевает и выселение девочки-инвалида, так как мать – единственная, кто за ней ухаживает. Семейный кодекс РФ обязывает родителей содержать несовершеннолетних детей и заботиться о них, но отец-истец даже алименты не платит.

Саша родилась с тяжелой формой ДЦП, у нее судороги, гидроцефальный синдром, деформация стоп. От ребенка Ольге предложили отказаться еще в роддоме. Затем с похожим предложением выступила свекровь, мол, ребенок с инвалидностью – пустая трата времени и денег. Ольга надеялась, что Сергей будет участвовать в воспитании Саши – в то время он как раз учился на преподавателя адаптивной физкультуры. Но после рождения ребенка, как говорит Ольга, муж ушел в себя. Финансовые проблемы, включая оплату медоборудования и средств по уходу за дочерью, мать решала в одиночку.

Чтобы получать выплаты по уходу за ребенком-инвалидом, предусмотренные законом №60 от 23 ноября 2005 года «О социальной поддержке семей с детьми в городе Москве», и оформить на девочку столичную пенсию по инвалидности, Ольге и Саше требовалась московская регистрация. Также она была необходима и для того, чтобы Саша могла регулярно наблюдаться у специалистов и получать бесплатное медицинское обслуживание в Братееве – по месту фактического пребывания. Но на просьбы о регистрации свекровь отвечала категорическим отказом: «В нашей квартире никто прописан не будет!» Так что девочку зарегистрировали там же, где прописана Ольга, – у родителей в Подмосковье.

Ольга и Сергей несколько раз сходились и расходились, и на момент поступления девочки в первый класс они второй раз были официально женаты. Ольга хотела определить дочку в московскую школу с адаптированной программой – поэтому снова встал вопрос о регистрации. Ольга уговаривала мужа и его родителей прописать их с девочкой в Братееве – и в итоге получила согласие. Так Саша пошла в хорошую школу, где смогла заниматься танцами, плаванием и иппотерапией, а ее мама стала получать московские выплаты по уходу за ребенком-инвалидом. На эти деньги Ольга и сейчас оплачивает занятия Саши.

В 2017 году пара опять официально развелась. Сергей требовал выселения Ольги из квартиры и подал иск о снятии ее с регистрационного учета – фактически это означает и выселение дочери-инвалида. Ольге с ребенком пришлось переехать в Подмосковье, в двухкомнатную квартиру, где живут ее пожилые родители и сестра. На дорогу до школы в Братееве, где учится Саша, они теперь тратят около трех-четырех часов в день.

В случае снятия Ольги с регистрационного учета за Сергеем сохранится 50-процентная льгота на оплату коммунальных платежей, которая предоставляется по месту регистрации ребенка-инвалида, по состоянию здоровья требующего повышенных расходов на воду и электроэнергию. При этом девочка будет жить с матерью по другому адресу. Ольга поняла, что без юридической помощи ей не обойтись, и обратилась в Русфонд, наш юрист Екатерина Бердникова взяла это дело.

Суд постановил, что Ольга не имеет права на регистрацию в Братееве, – таким образом она лишилась московских выплат по уходу за ребенком-инвалидом и пособия для малоимущих семей. Разница между московскими и подмосковными выплатами – около 20 тыс. руб. ежемесячно. Однако юристу Русфонда удалось добиться отсрочки снятия Ольги с регистрационного учета на полгода.

Отец ребенка не платит алименты и не оказывает другой материальной помощи, не участвует в воспитании девочки, не заботится о ее физическом и психическом здоровье, что нарушает статьи 61, 63 и 80 Семейного кодекса РФ, где сказано, что «родители имеют равные права и несут равные обязанности в отношении своих детей», «несут ответственность за воспитание и развитие своих детей» и «обязаны содержать своих несовершеннолетних детей».

«По законам РФ права и обязанности родителей по содержанию детей должны быть разделены поровну. Но в данном случае отец не исполняет обязанности в отношении ребенка, – комментирует Екатерина Бердникова. – Выселение и снятие Ольги с регистрационного учета юридически не нарушают права ребенка, так как лишить регистрации несовершеннолетнего в данном случае невозможно. Но фактически именно мать занимается уходом за ребенком – и остаться в квартире отца девочка не может. Мать ребенка-инвалида оказывается в уязвимом положении, в отличие от отца, нарушающего Семейный кодекс».

Юристы Русфонда подготовили иск о взыскании с отца алиментов. Однако будет ли Сергей платить – большой вопрос, так как он безработный и не имеет официального дохода. За неуплату алиментов статьей 157 Уголовного кодекса РФ предусмотрена уголовная ответственность, но на практике к ней прибегают крайне редко. Дело о взыскании алиментов будет рассмотрено в суде в конце августа 2018 года.

Сейчас юристы Русфонда обжалуют судебное решение в отношении выселения матери ребенка и планируют добиться продления регистрации до совершеннолетия девочки. Согласно статье 31 Жилищного кодекса РФ, «если у бывшего члена семьи собственника жилого помещения отсутствуют основания приобретения или осуществления права пользования иным жилым помещением, а также если имущественное положение… и другие заслуживающие внимания обстоятельства не позволяют ему обеспечить себя иным жилым помещением», то право пользования этим жилым помещением может быть сохранено за ним на определенный срок на основании решения суда. Это значит, что можно добиваться не только сохранения московской регистрации у Ольги и Саши, но и проживания матери с ребенком в квартире бывшего мужа.

Русфонд следит за развитием событий.

Диана Карлинер

Помочь детям
Подпишитесь на каналы Русфонда - первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто еще нуждается в вашей помощи.



Кому помочь
Сумма *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней


Кому помочь
Сумма *
Валюта *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней

рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати