• Скачайте мобильное приложение — теперь с Apple Pay!
  • Спасение детей в вашем телефоне
  • Помочь так же просто, как позвонить
Жизнь. Продолжение следует
13.07.2018
Как залатать <br/>отверстие в сердце <br/>и бюджете
Как залатать
отверстие в сердце
и бюджете
Жизнь. Продолжение следует
6.07.2018
И всё: девочка,<br/>
которая ушла, <br/>
чтобы остаться
И всё: девочка,
которая ушла,
чтобы остаться
Яндекс.Метрика
За 21 год — 11,772 млрд руб. В 2018 году — 838 122 543 руб.
15.12.2017

Больше, быстрее, заметнее

Обновлен справочник Русфонда о деятельности фондов-фандрайзеров



Мария Дармина,
сотрудник аналитического центра Русфонда

Представляем пятый «Русфонд.Навигатор» – ежегодный справочник о деятельности фандрайзинговых благотворительных фондов России. Ежегодник, как всегда, размещен на rusfond.ru. Он составлен на основе отчетов, опубликованных на сайте Минюста РФ весной этого года, а также опросов, проведенных Русфондом. Это отчеты о деятельности 501 фандрайзинговой организации из 70 регионов страны в 2016 году. Перед вами наиболее интересные, на наш взгляд, результаты этого исследования.

При подготовке пятого по счету ежегодника «Русфонд.Навигатор» мы изучили сайты 2,5 тыс. фондов. Это все, что нам удалось отыскать самим, так как Минюст по-прежнему не предлагает фондам публиковать свои веб-адреса. У остальных фондов либо нет сайтов, либо они неживые. Из этой выборки мы отсеяли фонды, на чьих сайтах, как и в отчетах в Минюст, нет финансовых показателей. Несложно понять, почему так заведено у некоторых наших коллег. Вот откровение с сайта одного фонда: «Помощь – это как подать милостыню. Не нужно думать над тем, на что потратит проситель ваши деньги. Это не важно. Вас попросили – вы откликнулись, это главное». Многие фонды так и считают: творя добро, отчитываться не обязательно. В итоге из 16,8 тыс. некоммерческих фондов, зарегистрированных на сайте Минюста, отчеты сдали только 6,9 тыс. – свыше 40%. На наш взгляд, это удручающе низкий показатель отчетности. На наш взгляд, такова цена декларациям Минюста РФ об административной ответственности наших коллег за несдачу ежегодных отчетов. Строгости заключаются в административном штрафе аж от 3 тыс. до 5 тыс. руб.

И все же положительная динамика есть: если за 2014 год отчиталось менее 20% фондов, а за 2015-й – треть, то за 2016 год – уже 40%.

Вот еще один казус отчетности: эти 6,9 тыс. фондов загрузили на сайт Минюста в общей сложности свыше 24 тыс. отчетов. Да-да, отчетов почти вчетверо больше, чем отчитывающихся. Зачем? Все дело в системе: если, заполняя отчет на сайте Минюста, вы допустили ошибку, ее уже не исправить – таков предложенный формат, придется загружать еще один файл. А те, кто не понял, какой именно вид отчета следует сдать, часто сдают все четыре.

Для составления справочника мы выгрузили отчеты всех некоммерческих фондов и отобрали благотворительные: Минюст не выделяет их в отдельную организационно-правовую форму, объединяя в «некоммерческие фонды» благотворительные, научные, ипотечные и иные. Мы изучили эти отчеты, собрали контакты, разослали анкеты и в итоге отобрали 501 благотворительный фандрайзинговый фонд для пятого «Русфонд.Навигатора». Как и раньше, в нем представлены фонды, которые занимались в 2016 году фандрайзинговой и благотворительной работой, имели действующие сайты или страницы в соцсетях и приводили финансовые показатели.

Совокупный сбор этих фондов вырос по сравнению с 2015 годом почти на миллиард и составил 12,995 млрд руб. Рост пожертвований подтверждают и представители фондов: 63% из числа заполнивших нашу анкету отметили, что сборы в 2016 году увеличились. Только вот с годами растет и неравномерность распределения эти сборов. Основная масса пожертвований, как и раньше, сосредоточена в фондах с московской регистрацией (73% от сборов всех фондов) и работающих в Санкт-Петербурге (12%).

Отдадим должное этим фондам: из года в год они самые открытые. Найти их финансовые показатели несложно в базе отчетов Минюста и на их сайтах. Наименьшие сборы в представленной выборке – у фондов Тульской области и Калмыкии. В их отчетах указано, что они собрали менее 200 тыс. руб.

Наверное, делать выводы об «отсталости» подобных фондов было бы преждевременно: большинство из них вовремя, в соответствии с законом, разместили на сайте Минюста сообщения о продолжении деятельности. Ничего конкретного в этих сообщениях, понятно, нет: как говорится, по форме правильно, а по существу издевательство. Данных об их сборах в других открытых источниках не найти. На анкету Русфонда коллеги тоже не посчитали нужным откликнуться. Нежелание обнародовать результаты своего труда, скорее всего, свидетельствует о недальновидности коллег. Непрозрачные отчеты всегда вызывают негативную реакцию жертвователей.

Больше половины (56%) всех пожертвований – 7,2 млрд руб. – составили сборы десяти крупнейших фандрайзинговых фондов. Это 2% всех в обновленном «Русфонд.Навигаторе». То есть ситуация не меняется: при общем росте сборов в 2015 году 2% фондов также собрали больше половины всех пожертвований.

У трех фондов сборы превышают 1 млрд руб. Еще 19 фондов привлекли за 2016 год более 100 млн руб. каждый.

В основном эти фандрайзеры работают на здравоохранение: помогают тяжелобольным детям и взрослым получить не обеспеченное госгарантиями качественное лечение или паллиативную помощь.

На программные расходы – прямые затраты на благотворительность – половина фондов использует 85% сборов и даже больше. Насколько хорош этот показатель? В России такой шкалы до сих пор нет. По системе оценок, разработанной американской командой Charity Navigator, эти фонды получили бы высший балл. И 9% фондов-фандрайзеров у нас потратили на благотворительность менее половины сбора. О судьбе остальных денег они либо совсем умолчали, либо отчитались частично. Иные и вовсе не скрывают: вот так потратились на себя – на административные расходы и на собственное продвижение. Американские коллеги таким фондам присудили бы нулевой рейтинг. О том, чтобы фонды в США не отчитывались публично перед донорами, не может быть и речи: за этим строго следят и налоговые органы, и общество. Чтобы поддерживать статус эффективной организации, которой доверяют и в которую жертвуют, в США надо соблюдать баланс между программными расходами, тратами на административное управление, фандрайзинговую деятельность и развитие.

Большинство фондов, вошедших в выборку, зарегистрировано в Москве (122) и Санкт-Петербурге (59). Далее идут Башкортостан, Московская, Иркутская и Свердловская области, Татарстан. География деятельности фондов чаще всего распространяется на один регион – так работает почти половина фондов (45%). Еще 25% организаций работают на территории всей страны, а 19% – на территории одного федерального округа или группы регионов. Остальные действуют только в своем городе. Каждый десятый фонд отметил наличие своих официальных представителей в других регионах.

Какими способами наши фандрайзеры привлекают пожертвования? Как и раньше, почти 90% делают сборы на сайтах и в соцсетях, публикуя там свои реквизиты, формы для эквайринга и номера для SMS. Наиболее популярными методами сбора остаются обращения к крупным жертвователям – отдельным гражданам (73%) и компаниям (69%), а также благотворительные мероприятия (68%), установка ящиков для пожертвований в общественных местах (55%). Часто в анкетах упоминаются листовки и сотрудничество со СМИ. В ходу и размещение проектов на краудфандинговых площадках.

Многие фонды отмечают рост в 2016 году государственной поддержки в виде грантов и субсидий.

Вот на что пошли собранные средства. 51% фондов назвал профильным видом своей деятельности помощь тяжелобольным детям и детям-инвалидам. Второй по популярности стала поддержка детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, помощь детдомам, а также профилактика сиротства – почти 40% фондов отметили, что считают эту работу главной для себя. Эти тренды хорошо соотносятся с потребностями россиян в области благотворительности. Согласно недавним исследованиям частных пожертвований, которые провел Фонд поддержки и развития филантропии «КАФ», 58% жертвователей предпочитают помогать именно детям. Замыкает тройку наиболее популярных видов благотворительной деятельности поддержка малообеспеченных и социально незащищенных слоев населения.

Больше половины фондов отметили, что помогают подопечным финансово и материально (приобретают продукты питания, одежду, игрушки, предметы быта). Реже всего фонды предоставляют образовательные услуги.

Подробная информация о каждом фонде, вошедшем в наш ежегодник, об их миссии и деятельности, о финансовых показателях за 2016 год – на сайте rusfond.ru, в обновленном справочнике «Русфонд.Навигатор».




Как помочь

telegramm Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.  Подписаться

рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати