• Скачайте приложение Русфонда
  • Для Android и iPhone
  • Помочь так же просто, как позвонить
Жизнь. Продолжение следует
20.10.2017
Врожденный порок <br/>как прирожденное <br/>счастье
Врожденный порок
как прирожденное
счастье
Жизнь. Продолжение следует
13.10.2017
В темноте жизни информация дает ощущение света
В темноте жизни информация дает ощущение света
Жизнь. Продолжение следует
6.10.2017
Если тебя видит<br>
аутист, значит, <br>
ты существуешь
Если тебя видит
аутист, значит,
ты существуешь
Русфонд в цифрах

5.10.2017
Арифметика<br/>Русфонда<br/><br/>
Арифметика
Русфонда

Яндекс.Метрика
За 21 год — 10,439 млрд руб. В 2017 году — 1 368 708 287 руб.
13.10.2017

Жизнь. Продолжение следует

Радужная оболочка

В темноте жизни информация дает ощущение света



Рубрику ведет Сергей Мостовщиков



Аниридия – редкая история, странное отклонение, при котором человек рождается без радужной оболочки глаз. Глаза становятся темными, как долгая ночь, и беспокойными, как секундная стрелка. Во что превращает аниридия картину каждого нового дня? Ирине Дьяченко из Уфы было бы простительно сказать – в печаль и сомнения. Ирина служит в полиции дознавателем, а стало быть, каждый день видит, как люди обманывают, наказывают, грабят и боятся друг друга, как они крадут у жизни все, что она дает им за просто так. Не ангелы окружают Ирину, а тут еще единственная ее дочь Ангелина родилась с аниридией, без радужной оболочки глаз. Но майор полиции не склонна к паническим обобщениям. Она относится к людям совершенно по-матерински. Человек слаб и иногда может просто устать. И если он потерял ощущение радужности мира, начал видеть жизнь в темном свете, надо ему просто помочь. Об этом мы и разговариваем с Ириной.

«Я выросла в Уфе, окончила школу. Получила потом среднеспециальное юридическое образование и устроилась на работу. Пока работала, получила еще два высших образования – педагогическое и юридическое. Вот с ними служу в полиции старшим дознавателем, расследую уголовные дела. Мне нравится: я изначально шла туда, потому что хотела носить погоны и защищать людей. К нам приходят не от радости, не для того чтобы сказать, как все хорошо и замечательно. Люди идут с проблемой, просят помощи. Так что всех надо выслушать, направить, всем подсказать. Но я бы не сказала, что проблемы делают людей злыми или отчаявшимися. Мне кажется, они просто устают. Причем устают не только от однообразия, но и от удивления. Потому что никогда не знаешь, как именно найдут тебя твои проблемы и радости.

С мужем моим мы встретились в Сибири – я к тете приехала в гости, он – к родственникам своим. Познакомились, стали общаться, переписываться, созваниваться и решили жить вместе здесь, в Уфе. Родилась у нас Ангелина. Муж придумал три варианта имени, я называла ее по-разному, а когда она услышала "Ангелина", заулыбалась – значит, понравилось.

Врачи признали нас полностью здоровыми, выписали домой. Тут тоже нас смотрели, говорили: все в порядке. А в три, кажется, месяца мы пошли на плановый медосмотр. И вот там окулист нам и сказал: что-то с глазами не то, девочка у вас ничего не видит. Ни диагноза, ничего – просто: "наверное, она слепая, пусть растет, будем обследовать". Мы вот так до девяти месяцев и росли, пока она ходить не начала. Ну тут уж и без врача стало понятно, что ребенок видит. Если она стол обходит и не врезается в него, какие могут быть варианты?

Начали обследоваться у других специалистов. Повезло: попалась хорошая врач, сразу сказала, что это аниридия – редкое генетическое заболевание. Чтобы жить с ним, нужно все время следить за глазами, потому что из-за отсутствия радужной оболочки может быть много проблем и все они ведут к потере зрения. Мы обследовались, ездили в Москву – здесь выяснилось, что у Ангелины врожденная глаукома. Внутриглазное давление большое, за ним нужно следить, а из-за проблем с роговицей мерить его можно только особым, бесконтактным аппаратом. В России таких нет нигде, надо заказывать индивидуально за границей, ну и стоит это соответственно. Нам помог справиться с этим Русфонд. Русфонд купил нам еще и так называемый видеоувеличитель – это большой настольный аппарат, с помощью которого человеку с ослабленным зрением легко рассматривать и читать книги.

Ангелина – очень спокойный человек. В школе хвалят ее, учится она хорошо, занимается танцами, на дзюдо ходила, но, когда приемам стали учить, я подумала, что с глаукомой и зрением плюс пять это не слишком здорово. Так что теперь записались в бассейн.

Я иногда вспоминаю первые месяцы жизни дочери, когда нам сказали, что ребенок слепой и ничего не видит. Все эти ожидания, вся эта неизвестность – что дальше? – это был сплошной стресс. Ночами я плакала, не знала, куда бежать, к кому обращаться. Но в какой-то момент поняла, что не должна впадать в панику. Начала собирать информацию. Через интернет, врачей, клиники. Я слушала разные мнения, указания, прогнозы, анализировала это и делала свои собственные выводы. И только тогда действовала. Информация – вот выход. Без нее ничего не получится. Она и есть радужная оболочка, которая нужна, чтобы спокойно смотреть на жизнь».

Фото Сергея Мостовщикова

Как помочь
Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.  Подписаться


рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати