• Скачайте приложение Русфонда
  • Для Android и iPhone
  • Помочь так же просто, как позвонить
Жизнь. Продолжение следует
22.09.2017
Духи предков <br/>и отверстие в сердце
Духи предков
и отверстие в сердце
Жизнь. Продолжение следует
8.09.2017
Все должно было закончиться 13 лет назад?
Все должно было закончиться 13 лет назад?
Помогаем помогать

5.09.2017
Итоги акции <br>«Дети вместо цветов»
Итоги акции
«Дети вместо цветов»
Катя Богунова
и ее дети
5.09.2017
Коля впервые <br>сел за парту
Коля впервые
сел за парту
Яндекс.Метрика
За 20 лет — 10,313 млрд руб. В 2017 году — 1 243 400 214 руб.
1.09.2017

Мародеры

Недоликвидация

Самарский суд попытался закрыть фонд «Спасение».
Не вышло



Светлана Машистова,
специальный корреспондент
Русфонда
  Александра Черникова,
руководитель бюро
Русфонда в Самарской области


21 июля 2017 года Промышленный районный суд Самары принял решение о ликвидации благотворительного фонда социальной помощи детям «Спасение». Основной деятельностью фонда был сбор денег на лечение детей. Собирали в ящики, установленные в магазинах и торговых центрах разных городов страны. Средства, как установил суд, перечислялись на личный счет руководителя фонда Арсения Шепса. Какая часть собранного пошла на благотворительные цели, осталось тайной.

Мы узнали об этом фонде от Анны Николаевой из Магнитогорска, матери восьмилетнего Никиты. Она рассказала, что представители самарского «Спасения» сами нашли ее и предложили организовать сбор денег на реабилитацию ее сына, сумма требовалась немалая – €3600. Анна согласилась и выслала в фонд медицинские документы Никиты. «В Магнитогорске собирали пожертвования на лечение моего ребенка во многих торговых центрах. Мои знакомые лично клали деньги в ящики, – вспоминает Анна. – Но в итоге нам не было переведено ни копейки».

Анна связалась с руководителем фонда Арсением Шепсом и попросила объяснений. Шепс ответил быстро: удалил с сайта фонда страницу о Никите и его медицинских документах. Тогда Анна обратилась в самарскую прокуратуру – было это еще в начале июля. Анна до сих пор ждет ответа.

И Оксана Кныш из Самары тоже утверждает, что пострадала от фонда. В «Спасение» обратилась ее подруга, и фонд начал сбор для Оксаниных двойняшек с ДЦП, даже не поставив в известность мать. Оксана узнала об акции от друзей, увидевших в магазине коробку для сбора пожертвований с фотографией ее детей. По словам друзей, в коробке лежало даже несколько пятитысячных купюр. Оксана связалась с фондом, и сотрудники «Спасения» сказали, что планируют провести отдельную акцию помощи двойняшкам. Пообещали перевести ей все собранные средства, когда акция завершится. Однако по окончании акции эти же сотрудники сообщили, что коробка, предназначенная для сбора средств, осталась почти пустой и они могут перевести только 26 тыс. руб. Оксана считает, что если бы у нее не было доказательств, а именно сделанных в магазине фотографий ящика с купюрами, то она не получила бы и этого.

Мы уже писали о фактах успешной борьбы с уличными сборщиками пожертвований («Прохиндиада на доверии»). В Ростове-на-Дону фонды «Теплые ладошки» и «Аурея» вынуждены были свернуть свою деятельность после того, как депутату Законодательного собрания области Екатерине Стенякиной удалось привлечь внимание полиции и прокуратуры к этим организациям.

Теперь пришла очередь «магазинных коробочников»?

«Спасение» заинтересовало самарских журналистов еще полтора года назад. Тогда к репортерам издания «Волга Ньюс» обратились родители больных детей из Самары. Они, как Анна и Оксана, сообщали, что видели коробки для сбора денег на лечение своих детей, но никакой помощи не получили. Расследование журналистов послужило поводом для внеплановой проверки деятельности фонда управлением Минюста РФ по Самарской области. Выявив многочисленные нарушения, управление обратилось в суд с иском о ликвидации фонда.

Рассмотрение дела началось 5 июня 2017 года. Странности возникли с самого начала процесса. Сотрудника Русфонда удалили из зала заседания по ходатайству представителя «Спасения»: мол, во время процесса будет оглашена личная информация о детях, а ее нельзя знать посторонним. И суд пошел навстречу, хотя с медицинскими документами и даже свидетельствами о рождении детей любой может ознакомиться на сайте «Спасения». При этом процесс был открытым.

Другая странность. Из решения суда удалены данные о деньгах, поступивших в фонд в 2014–2015 годах. Там лишь указано, что «на благотворительные мероприятия израсходовано менее 80%, что является нарушением п. 3 ст. 17 Федерального закона от 11.08.1995 г. №135-ФЗ». Однако эта информация уже была опубликована «Волгой Ньюс». В 2015 году «Спасение» собрало около 3,376 млн руб., а на благотворительность перечислило лишь 794 тыс. В 2014 году из собранной 401 тыс. руб. на добрые дела было отправлено только 53 тыс. Зачем закрывать от публики информацию об объемах привлеченных фондом пожертвований и их расходовании?

Волонтеры фонда вскрывали ящики для пожертвований в магазинах и торговых центрах Москвы, Самары, Тольятти, Санкт-Петербурга, Рыбинска, Сочи и других городов, не составляя необходимую документацию. Деньги они не перечисляли на расчетный счет организации и не вносили в кассу, а направляли на личный счет руководителя организации Арсения Шепса. Заметим, что в 2015 году он баллотировался в Совет депутатов Промышленного района городского округа Самара Самарской области. В анкете кандидата на сайте избирательной комиссии Самары указано, что Арсений Шепс был ранее судим по ч. 2, 3 ст. 159 УК РФ («Мошенничество») и ч. 2 ст. 162 УК РФ («Разбой»).

Фонд не проходил аудиторские проверки, не предоставлял ежегодные отчеты в Управление Минюста РФ по Самарской области, но это не мешало ему собирать деньги по всей стране в течение нескольких лет. Его деятельность, несмотря на обращения родителей, так и не получивших помощи для детей после сборочных акций, не заинтересовала местную прокуратуру и полицию.

«Спасение» отнюдь не единственный фонд, который устанавливает ящики для сбора пожертвований в магазинах, торговых центрах и точках общепита. Многие фонды, подписавшие петицию «Все вместе против мошенников в благотворительности», используют точно такие же методы привлечения пожертвований. Разница лишь в том, что происходит с деньгами после вскрытия этих ящиков.

Безусловно, решение суда ликвидировать «Спасение» – победа в борьбе с недобросовестными фандрайзерами. Создан прецедент. Но победу нельзя признать полной: судьба денег, которые люди жертвовали на лечение детей, так и осталась неустановленной.

Более того, несмотря на ликвидацию фонда решением суда, сборочные ящики «Спасения» по-прежнему открыты для пожертвований в магазинах Самары, работает короткий мобильный номер фонда для приема SMS-пожертвований. А сайт «Спасения» просто сменил адрес и снова при делах. Как ни в чем не бывало.

Как помочь

telegramm Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.  Подписаться



рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати